Дмитрий Рыбак: Создать интерьер – это не сделать ремонт, это совершенно другое

Владелец "Клары Цеткин 11" рассказал о том, как создавал собственную интерьерную фотостудию "с нуля"

Дмитрий Рыбак: Создать интерьер – это не сделать ремонт, это совершенно другое
3434
Exclusive

Четыре года назад мое увлечение фотографией переживало переломный момент, я как будто уперся в некую черту своего роста как фотографа, и тогда казалось, что для преодоления этой черты мне жизненно необходима своя большая интерьерная фотостудия. Я не имел никакого представления о том как создаются интерьеры, и у меня не было никакого профильного образования, архитектурного или дизайнерского, я даже фотошколы никакой не заканчивал, но искренне считал, что я самый умный. Это убеждение и кое-какие финансовые накопления показались   достаточной причиной, чтобы приступить к исполнению задуманного.   На тот момент моя будущая студия выглядела приблизительно так, по-моему  очень красиво, а главное перспективно.

Все пришлось познавать методом проб и ошибок, а ошибок поначалу было очень много.   Основным ориентиром при формировании образа будущей студии был накопленный мной на тот момент опыт модельных сьемок. Я воспринимал фотографию только с этого ракурса, искренне верил, что настоящая фотография -  это когда снимают исключительно моделей и звезд, исключительно для рекламы или для модных журналов, а семейные, свадебные и детские сьемки – это  все так, это не искусство.  Конечно, все это нашло свое отражение и в интерьерах фотостудии. В качестве примеров я взял интерьеры московских студий, в которых в основном снимали модельные тесты, клипы и каталоги, в общем, все, что связано с понятием “фэшн”.  Эти интерьеры я попытался воссоздать.   По сути они представляли из себя просто отдельные помещения - залы, в каждом из которых было много по-разному декорированных стен и какая-то мебель.    Я решил пойти тем же путем.

Сейчас, по прошествии 4-х лет работы студии те первые интерьеры у меня ничего кроме улыбки не вызывают.  Они, скажем так, выглядели очень негармонично, их и интерьерами по большому счету назвать нельзя, так как сама идея разных стен в одном помещении это скорее просто разные стены в одном помещении, каким бы словом их не пытались назвать . Вы только полюбуйтесь, какие красавцы у меняя тогда получились, сейчас мне кажется что самым гармоничным тогда получилось помещение туалета.

1 / 6

Снимаешь, допустим, в одном углу такого интерьера, а в кадр попадает другой угол, не подходящий к первому ни по цвету, ни по фактуре. Как итог – эти углы в кадре конфликтуют, и даже тот, кто не осознает принципов гармонии почувствует, что с этой фотографией что-то не то.  Или пришла, например, на сьемку семья с детьми, хотят получить живые подвижные фотографии. А как их получить в зале, где в одном углу стена зеленая, а в другом синяя, при этом площадь зала не очень большая и дети постоянно бегают из угла в угол? Очевидно, что к такому залу и одежду подобрать сложно и фотографу в таких условиях тяжело работать. Когда студия заработала, стало очевидно, что фотографы предпочитают снимать при естественном свете, а у меня окна 3-х залов из 4-х выходили на северную сторону, где прямой солнечный свет бывает только летом на закате, плюс интерьеры там были либо с темным цветом пола, либо с темными стенами что еще сильнее уменьшало количество света в этих залах.   

Буквально через пол года стало очевидно, что студия сделана совершенно не грамотно, и если я хочу, чтобы она была коммерчески успешна и прожила долгие годы, все нужно полностью переделывать.  И первое и самое важное, с чего нужно было начинать, это переделать собственную голову. Наши творения в материальном мире есть отражения нашей внутренней сути, и если глядя на свое творения ты понимаешь, что-то пошло не так, надо остановится, сесть и откровенно поговорить с самим собой. У меня такой разговор состоялся, я понял, что те энергии, на которых я  создал студию, скажем так, дисгармоничны и, если я хочу все поменять, то необходимо идти другим путем, а именно  забыть о том что студия создана для модельных и прочих “фэшн” сьемок и развернуться лицом к семьям, детям, свадьбам и будущим мамам. Осознать, что не люди для студии, а студия для людей. Люди главные, а студия для них. Вроде так просто, но тогда это для меня был переворот сознания.   Так же было необходимо    понять как правильно создать интерьер для фотостудии, так как помимо просто красоты залов их характеристики должны соответствовать определенным техническим  параметрам, фотографам должно быть там комфортно снимать. Я подошел к решению задачи, отталкиваясь от конечно результата,  которым в данном случае  является фотография.  Два основных критерия комфорта получения фотографии – это количество света в залах и их размеры.  Для увеличения количества света были увеличены все оконные проемы, выходящие на северную сторону. Так же что бы эти залы стали светлее было принято решение все интерьеры по северной стороне постепенно менять и использовать для этого только светлые тона.

Размеры уже существующих 4-х залов я менять не стал, но понял, что этих залов мне уже не достаточно. Мне необходимо было занять как можно больше условного пространства, существующего в Челябинске для потенциальных фотостудий, и надежно там укрепиться, пока это не сделал кто-то другой, и тогда для этого был идеальный момент.   Так совпало, что вскоре на этаже где располагалась студия, освободилось помещение , и студия приросла еще 4-мя залами, увеличившись по площади в 2 раза. Итого 8 залов и почти 600 метров площади. Посмотрите очередные фото с моими любимыми видами разрухи, я очень люблю снимать процесс ремонта и с радостью делюсь ими  с вами.

1 / 6

Тут же встал вопрос обстановки для новых залов, так как при  кажущемся  изобилии мебели, на самом деле мебели  подходящей для фотостудии  в Челябинске практически  нет совсем.  В студию глупо ставить мебель, которую каждый может просто пойти и купить в магазине, глупо ставить очень дорогую мебель, так как мебель приедается, и ее нужно периодически менять. Если сложить эти два условия, то получается, что мебель должна быть сложноповторяемая, но при этом не очень дорогая.  Выхода я видел два либо самим изготавливать мебель для нужд студии, либо опять-таки самому, чтобы сэкономить на посредниках, либо везти откуда-то издалека. Я выбрал второй вариант, остановив свой выбор на старой мебели из Европы, так как она, как мне казалось, идеально подходила по обоим пунктам. 

Поехать и купить ее достаточно не сложно, но ввести ее в Россию еще сложнее, стоит только такой мебели приблизится к границе, как из просто старой мебели она тут же превращается в культурную ценность, вывоз и ввоз которой внимательно отслеживается таможенными органами.  К счастью все получилось.  Конечно, особо сэкономить, как изначально планировалось, не удалось, но когда мебель прошла таможню и доехала до студии, я был невероятно счастлив.


Вместе с этой мебелью в студию приехало что-то особенное, нематериальное, какой-то особый дух. Дух, который подтолкнул меня и, как следствие, студию на новый уровень восприятия окружающего пространства.  Вся эта мебель: светильники, предметы интерьера, они были как живые. Как я уже говорил, я до студии никогда не занимался интерьерами вообще, у меня это понятие равнялось понятию «ремонт», создать в помещении интерьер обозначало для меня просто сделать там ремонт. Все. Точка. С приездом мебели все изменилось кардинально. Дух который приехал вместе с ней требовал особого отношения и к мебели, и к залам, в которых она будет находится. Например, у меня был план в одном из залов создать фасад кирпичного дома и специально для него в Европе я купил старую дверь от церкви 1897 года. 

Как только дверь оказалась в студии, сразу стало понятно, что задуманный мной фасад невозможно сделать из нового кирпича, и из нового кирпича имитирующего старый кирпич тоже невозможно. На фоне такой двери что-то новое совершенно блекло. Гармонично с такой дверью мог смотреться только такой же как и она – старый кирпич. В итоге было потрачено время, но я нашел очень красивый кирпич, со сколами,  в саже и копоти, как только я его увидел у меня, как говорят,  екнуло.   Вариант современной кладки я тоже отверг, в итоге имитировали кладку 19 века, она немного другая, но что бы ее все таки закончить пришлось сменить 4-х каменщиков, прежде чем удалось найти того, кто смог выложить стену старой кладкой ни разу не сбившись на современный лад.

1 / 3

В итоге это зал мы закончили на пол года позже чем планировали, но благодаря этому понятие интерьер для меня начало приобретать свой особый смысл.

Создать интерьер – это не сделать ремонт, это совершенно другое. Это, если можно так сказать, одухотворить помещения.  Когда создается интерьер, важно, наверное, не на сколько дорогие материалы применяются , а те мысли  с которыми он создается. Важно внимание, которое уделяется мелочам, хотя в интерьере, наверное, не может быть мелочей. Мелочь – это что то незначительное, а в интерьере значительно все, вплоть до последнего гвоздя. К слову о гвоздях: сейчас мы работаем над   полом, половицы для которого сделаны из досок от обычного старого забора. Пол получится очень красивый, половицы выходят очень фактурные и смотрятся шикарно, но когда пришла пора их прибивать, я не смог найти темные гвозди нужного мне размера, в наличии были только оцинкованные, а они блестят.  Если бы половицы прибили, на них выглядел бы такой пол нелепо, старые доски и блестящие на солнце гвозди - чушь.  Что бы этого не произошло гвозди предварительно вымачивали в медном купоросе, они заржавели и в итоге получится шикарный новый “ старый” пол.  В продуманном интерьере мелочей не бывает. Вот краткая фото- история того как старый забор превращается в новый пол.


За 4 года существования студии залы, открытые в самом начале ,  полностью изменили свой облик несколько раз, при этом каждый раз менялось мое восприятие понятия «интерьер»,  и каждый раз я все больше понимал важность мелочей, пока я, как уже говорил, не осознал, что в интерьере мелочей не бывает.  

1 / 3

Поэтому мы можем по нескольку раз перекрашивать стены или пол в залах студии пока не будем довольны результатом, очень долго подбираем ткани для портьер и выбираем, какой формы они будут.  В один из залов, прежде чем окончательно утвердить форму портьеры, ее привозили 3 раза для предварительной примерки, так как я хотел, чтобы она казалось тяжелой, и   меня не устраивала пышность получающихся складок и многое-многое другое. Каждый элемент зала теперь тщательно выверяется и согласовывается с другими элементами.  Посмотрите какая красота теперь у нас получается.

1 / 9

Все эти действия в значительной степени увеличивают затраченное время, но это необходимо - таким вниманием к мелочам мы подтверждаем в материальном мире, что мы хотим, чтобы фотографии, созданные у нас в студии, несли в себе особую энергетику, чтобы сьемки в наших залах проходили как-то по-особенному. Все это мне доставляет невероятный кайф, я счастлив, что могу этим заниматься.  Надо мной не стоит заказчик или еще кто бы то ни было, и мне не надо никому ничего объяснять, доказывать. Студия изменила и меня и мое отношение к миру, изначально я был один, сегодня мы это команда единомышленников, мы пробуем, экспериментируем, если не нравится - переделываем. Нет ошибок, есть лишь постоянный процесс приобретения опыта и единственный наш судья это наши посетители, и раз наши залы выбирают для сьемок, а их выбирают, значит мы все делаем правильно.    

Я благодарен каждому участнику нашей команды, без любого из них интерьеров студии никогда не было, особенно бы их не было без очень талантливой девочки по имени Маргарита. Все наши постоянные посетители ее прекрасно знают и любят, благодаря ее невероятным талантам, каждый из залов приобретает какую-то свою особенную фишечку.  Даже рабочие, которые вбивают гвозди, кладут кирпич и т.д. -  одни и те же и с нами, почти с самого основания. Каждый из них в своем роде художник в своей области. Правда по началу мне казалось, что они думали что мы тут все «ку-ку», хотя мне было очень тяжело преодолеть страх мыслить нестандартно по- началу. Ведь раньше я всегда считал, что стены должны быть ровно оштукатурены и гладко покрашены, а  потолки побелены.

Очень мне помогла в преодолении этих вредных стереотипов Ксения Аббасова,  декоратор компании "Derufa",  я осознанно называю  ее фамилию и  название компании , так как был не раз потрясен ее мастерством. Именно  она раскрыла мне глаза на то, что подтеки краски на стене – это круто, неровные стены - это интересно, что правильнее сначала купить  мебель для зала, а уже потом подбирать к ней краску для стен, а не наоборот.  О том, что цвет стен меняется, в зависимости от того, на какую сторону выходят окна, и главное – что к стенам, к полу и к потолку нужно относится без благоговения, а просто  как к холсту, на котором мебелью, портьерами,  коврами а так же всякими  мелочами  создается законченная картина под названием «интерьер». Что фундаментом интересного интерьера зачастую является отсутствие страха перед экспериментами.

Сегодня для меня каждый зал студии как неоконченная картина, как половинка целого, сам по себе он красив, но всегда не до конца, и только вместе с людьми он становится целостным. Мне кажется, я могу представить, как очередные посетители заходят в зал, как зал им радостно улыбается, бежит к ним на встречу, они кружатся в танце сьемки и сливаются воедино на фотографиях. Фотографиях, которые разлетаются потом по миру, занимая свои места на стенах квартир, прикроватных тумбочках и комодах, на страницах соц. сетей и в чьих-то бумажниках. Фотографии, с которых смотрят тысячи улыбающихся лиц, фотографии связывающие поколения, фотографии, которые будут жить вечно. Я благодарен всем этим людям за то, что они позволили мне быть к этому причастным. 

Рассказать друзьям
0 комментариев
Добавить комментарий